Баннеры
Создание оптимизированных интернет-магазинов город Новосибирск
Создание оптимизированных интернет-магазинов город Новосибирск

Николай Шевяков

Родился 1 января 1946 года в Алтайском крае. Поэт, скульптор.  Вместе с поэтом-песенником Петром Панасюком написал ряд лирических стихов. Имеет белорусские корни по материнской линии. Его отец принимал участие в освобождении Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков. Автор поэтического сборника “Зеркало судьбы”.

 

*  *  *

Загадка — жизнь,

в ней мудрости истоки,

но смысл ее извечно наголе:

мы все единосущные

под Богом,

мы все частички Бога на земле.

Мы все — родня,

не просто совладельцы

его Любви.

Нас учит,

Учит жизнь!

И в каждом тайну

под замочком сердца

до времени, до срока сторожит.

Она всегда —

падения и взлеты,

огонь открытий,

заблуждений шлак.

Она не просто —

считанные годы,

она — ступенька —

сделать новый шаг.

 *  *  *

Приходит срок случайности любой,

знакомству, встрече — вот она наука:

старинного ли ты встречаешь друга,

иль незнакомец машет вам рукой.

 

Приходит срок случайности любой,

зависимой от нашего сознанья,

воображенья нашего, мечтанья,

всего, что называется судьбой.

 

И знаешь ты, удача не слепа,

напрасного не надо беспокойства.

Не могут быть случайными знакомства.

не может быть случайною судьба.

 

Не зря ты исповедаться горазд

«случайному» попутчику в вагоне…

 

Пришла пора нас всех перезнакомить,

определяя будущего пласт.

 

                            Поселок Лебедь

 

Стоял поселок, на бугре — ветряк.

Поселка нет, и детства больше нет.

Пришел, молчу — ну как же это так?

Какие-то пятнадцать с лишним лет.

 

Про детство знаю: больше не вернуть.

Я от него отрезанный ломоть.

Но все равно к нему держал я путь.

…Нет ветряка печаль перемолоть.

Нежность

 

Во мне сидят мои воспоминанья,

в тебе — твои, у третьего — его.

У каждого свой ключик к осознанью

прошедшего.

Он — суть! Он — естество!

О! Этот ключик к осознанью счастья,

когда ты — на коленях у отца —

к часам прижавшись на его запястье,

во рту гоняешь радость леденца.

Затылок твой его щетина колет,

и ты им крутишь,

как бы просто так.

А после выучишь урок, и в школе

исправишь двойку сразу на «пятак».

…Найди в своих запасах впечатлений

прикосновенье маминой руки,

и у дочурки шрамик на колене

ты поцелуй,

и пальцем завитки

ей накрути на рыженькой головке,

даря на память нежность и любовь…

 

Простите, люди, мне мою неловкость,

когда мне не хватает нежных слов.

 

*  *  *

Посуху меня ведет Он —

не по лужам,

в чем-то несмышленыша пока…

Цветом маковым горят-пылают уши —

есть во всем

всевышнего рука

 

Валун

                                                                Туманное задумчивое утро,

шуршащий узкий галечный мысок.

На самом кончике — валун, как будто

на языке лисицы колобок.

Я с детства с ним знаком,

но лишь сегодня

его открыл я вновь,

когда, могуч,

он над собою, над туманом поднял

девчоночку,

прозрачную, как луч.

Она скакала, нет — она плясала

в кругу скакалки,

в воздухе, одна.

Тонюсенькая, стройная, босая,

пришедшая из сказочного сна.

И сквозь туман яснее и яснее

я видел, как от радости шальной

валун азартно прыгал вместе с нею,

скакалку пропуская под собой.

 *  *  *

Я чуточный, точечка просто

в огромном пространстве любви.

Вишу на кривульке вопроса,

кто я, в чем проблемы мои.

Надеюсь еще на удачу,

что все мне удастся узнать,

когда распрямлю той задачи

вопрос в восклицательный знак.

 

                                                                      Темный лес

 

Свет берез — душа лесная!

Через пень росток пролез…

Не войдешь и не узнаешь,

как он светел,

темный лес.

 

Всем нам хочется покоя,

всем нам хочется чудес.

Сосны. Лаковая хвоя.

В хвое свечки.

Темный лес.

 

Песней на душу ложатся

дятла стук, сорочий суд.

Мох пружинит. Шевелятся

бугорочки:

грузди прут.

 

 

Промельк зайца. След лосиный.

Смолка капает в надрез.

Корни Родины… Вершины.

Солнце в соснах.

Темный лес.

 

Зеркало судьбы

 

На уровне молитвы и звезды,

в порыве света и души едином,

не отрываясь от земли родимой,

с небес снимаю зеркало судьбы.

Соблазн всегда велик опередить

события, но все-то будет, будет.

Сначала детство: мама кормит грудью —

как присосался — жить хочу, любить.

Насытился. Шагаю в первый класс,

босой, и конопатый, и вихрастый.

Облуплен нос, кричу березам: «Здрасьте!

Я знаю к вам через крапиву лаз».

В горошинки сворачивая пыль,

закапал дождь, но вдруг …сплошной стеною,

не замочив ни капелькой, со мною

он рядышком несется вдоль тропы.

Читаю «Горбунка» — в присест, всего.

Картинками любуюсь — там, где кони.

С художником я после познакомлюсь,

он будет — батя друга моего.

К большому я причастен, видит Бог,

как и любой на этом белом свете.

Вот носики желтя пыльцою, дети —

мои дочурки — дарят мне цветок.

Шарами одуванчиков бурля,

под солнцем луговина закипает,

жар виденья ручонка загребает —

несет внучок букетик для меня.

К большому я причастен, видит Бог:

Любимая… Семья… Друзья… Россия…

от чуда — видеть солнце в небе синем,

до — солнышка в росинках возле ног.

 

Родина

 

Родина, родина — род и начало.

РОД И Начало Всевышнего в нас.

Веками, веками она отвечала

за наши ошибки в ответственный час.

 

Улыбка отцовская. Мамины руки.

Свет от поленницы. Свет из окна.

Глазами на деда похожие внуки.

Березы и сосны. Все это она.

 

Подсолнухи. Мальвы. Замшелые крыши.

Картавые речки. Стрижи. Соловьи.

В деталях и образах Родины вижу

предназначенье истоков своих.

 

В стихах о любви, о герани оконной,

несу свое имя в значенье ИМ Я.

ИМ Я нареченный, ИМ Я нареченный,

пред НИМ я в ответе за суть бытия.

 

За — исцеление душ от печалей,

за — под гармошку лихой перепляс,

за РОД И Начало, за РОД И Начало,

за корни, вершины Всевышнего в нас

Николай Шевяков выпустил новый сборник своих стихов.