Баннеры
Создание оптимизированных интернет-магазинов город Новосибирск
Создание оптимизированных интернет-магазинов город Новосибирск

Николай Семаков

Родился в 1950 году в г.п. Освея Освейского района Полоцкой области. С 1966 года живет в Новосибирске. Закончил Новосибирский государственный университет. Геофизик. Работает в Сибирском отделении РАН. Гражданин Республики Беларусь

Стихи о белорусском паспорте

 

Нет, не менял я страну проживанья,

Та же работа, и та же родня…

Просто страна поменяла названье,

Вдруг превратив в иностранца меня.

В детстве покинув родимые вёски,

Жил далеко за Уральским хребтом,

Но почему-то буслы и березки

Сердце всегда наполняли теплом.

И вспоминался тот домик освейский,

Где ожидает родимая мать.

Может поэтому паспорт советский

На белорусский решил я менять?

Не понимали друзья-сослуживцы:

«Что тебе мало, Никола, забот?!

Сорок годов по Сибири бродил ты,

Сам посуди — ну на кой тебе черт

Вздумалось вдруг белоруса такого

Строить? Да ты и язык позабыл!»

Что тут сказать? Белорусскую мову

Плохо я знаю, но слушать любил,

То проходя сквозь таежную гущу,

То замерзая средь белых снегов,

И «Песняров» «Беловежскую пущу»,

И задушевные песни «Сябров»…

Вижу во сне, как сибирские зимы

Холодом реки и ноги куют,

А я ползу до далекой Радзімы,

Чтобы вдохнуть материнский уют.

*   *   *

Я видел сон: как будто мне

(Конечно же, во сне)

Довольно странный выбор дан —

Ответить «нет» и «да»…

 

Сказали мне: «Живешь ты, брат,

Не слишком ли богато?

И совесть есть (так говорят),

И ум, хоть не «палата»…

 

Ты хочешь с ним и с ней дружить? —

Нельзя ТАК долго жить!

Ты должен сам, сейчас решить:

Чего тебя лишить?!».

 

И ум, и совесть жалко мне,

Но все ж, я сделал выбор —

Прощай, мой ум — спасись в огне!...

(А что ответил ты бы?)

 

Нилка Быков — «враг народа»

 

Сход колхозный созывался

Представителями власти,

Чтобы каждый подписался,

Закрепил свое участье

В той борьбе с «врагом народа»,

Что велась тогда повсюду…

Выбор был, была «свобода»:

Стать врагом или Иудой!

Кто-то быстро расписался,

Ко всему уже привыкнув,

Кто-то молча колебался…

Вдруг поднялся Нилка Быков.

«Как могу я расписаться

Под страшенным приговором?

Мы ж не знаем с вами, братцы,

Может, люди те — не воры,

Не враги и не шпионы?

Тут возможна и ошибка…

Этим спискам из района

Что-то верю я не шибко!»

…«Черный ворон» той же ночью

Увозил куда-то Нилку.

Где его закрылись очи?

Где искать его могилку?

 

*   *   *

Смотрю я молча на цветы.

Смотрю на них, но их не вижу…

Вот подношу букет поближе

И вдруг прозрел — ведь это ты!

Скрывалась тайна в этой розе,

Но смог ее я разгадать…

Нам было весело шагать

(Ты помнишь встречи на морозе?)

А в этой розе пышной, красной

Тебя я сразу узнаю —

Жену любимую мою,

И мать моих детей прекрасных!

Но вот ты стала розой белой,

Я этой розы лепестки,

Как писем милые листки,

Целую робко и несмело.

Я оторваться не могу

От них, как от любимых губ,

И слезы на твоих глазах,

Как эти капельки, блестят!

*   *   *

Не доводите народ до отчаянья,

До озлобления и до обнищания!

Вспомните лучше свои обещания

Людям, доверившим вам свои чаянья!

Не допускайте в свое окружение

Тех, кто не может прожить без сражения!

Кто к горю людскому не знал уважения,

Тот неизбежно ведет к поражению!

Кровью людскою история пишется,

Но чем тяжелее живется и дышится,

Тем больше земля под ногами колышется

У тех, кому голос народа не слышится…

 

Маме

 

От чего зависит настроенье?

От тревожных снов и добрых слов,

От нежданных встреч, от дуновенья

Аромата полевых цветов.

И от первой мартовской капели,

От луча, пробившего туман,

И от завывания метели,

От напоминанья старых ран.

От нахлынувших воспоминаний

Детских лет, волшебных зим и лет!

И от вереницы тех страданий,

Что приходят радостям вослед.

От невосполнимости потери,

От неискупимости вины

За тот груз, что снять мы не сумели

С материнской согнутой спины…

 

 

 

Арктика

 

Здесь время считают годами,

Зимовками и навигацией.

Встречаются редко с друзьями,

Обычно общаясь по рации.

Но если захочешь проверить,

Каков ты в душе и на практике,

Нет способа лучше, поверь мне,

Чем дни, проведенные в Арктике!

 

*   *   *

 

Излечи меня, Белая Арктика!

Обогрей незакатным лучом!

Что-то важное в жизни утратил я,

Растерялся, забыл что почем…

Ты наполни мне душу спокойствием,

Добротой и умением ждать.

Не  напрасно пришел к тебе в гости я:

Ты одна можешь всё это дать!

 

*   *   *

Не боюсь зверя я,

А боюсь неверия!

Я боюсь того, что страх

Зверь узрит в моих глазах.

Господи! Неужто зря

Ты поведал «про царя»?

Я Тебе, конечно, верю!

Мне б еще любовь ко зверю

И надежду, что мой «брат»

Нашей встрече тоже рад.

(Вон он, тянет свою лапу —

То ли к шапке, то ли к скальпу…)

*   *   *

На мысе Санга-Балаган

Десятибалльный лед

Стеною встал и больше нам

Проходу не дает!

Хоть нарты есть, но нет пути

На них по этим глыбам.

Воды бы хоть чуть-чуть найти,

Тогда мы плыть смогли бы!

Стоит на берегу наш плот,

И паруса скучают.

Уходит луч за горизонт,

Не видно стало чаек…